Подмалевок в живописи натюрморта

by Рахман Файзулович

Подмалёвок

Уверен, многим знаком страх перед белым холстом. Обычно, до прикосновения к палитре я долго с умным выражением лица изучал натуру, и за такую рассудительность Марк прозвал меня в студии философом. Он не знал, что его ученик напичкан книжными инструкция, где рекомендовалось внимательно рассмотреть натюрморт перед работой. Да, нужно изучить глазами предметы, обдумать свои первые действия, но меня мучил (и сейчас мучает) банальный страх испачкать чистый холст.

От природы я чистоплюй, аккуратист, я катастрофически правильный человек. Мне сказали не врать, — я не вру, сказали не ругаться, — я не ругаюсь. Войдя не по своей воле в мир современной живописи, где учителя, каждый со своими законами, сменялись ежеквартально по законам графика, понять что-либо в красочной мазне, с моей любовью к Леонардо, было невозможно. Честно говоря, хорошие живописцы были плохими учителями. Самым ценным в них было умение отделить хорошее от плохого. Когда они говорили мне, это не так, я в этом не сомневался, а как сделать «так»,  приходилось доходить своим умом.

Конечно, я утрирую «немощь» учителей. Со временем все наладилось; учителя учили, я учился глазами по работе старших учеников. Аккуратность из меня быстро вышибло и  вскоре ко мне начали серьезно присматриваться.
Было так сложно и боязно, что даже от редкого успеха не было радости. Радовала победа, победа тщеславия над друзьями. Настоящий смысл в живописи открывается только теперь, когда ты один, когда поздно.
Гармония или дисгармония цвета,  свет и цвет в глазах, в сердце. Не ищите абсолютной правды в мире искусства, который не дает ответы, он только впитывает ваши решения. Именно скопище «ошибочных» дорог называют искусством.


1406992354_00 (283x700, 30Kb)/3291865_00 (215x700, 111Kb)



1406992424_01 (700x586, 61Kb)

Иногда трудно угадать, когда подмалевок переходит в живопись.
Для меня главное, избавться от белого холста, который мешает брать цвет в нужной тональности.
Не старайтесь создавать реалии.
На этой стадии творится условный мир натюрморта, который создает благоприятные возможности для дальнейшей работы.

Когда вы пишите, в поле зрения попадает небольшой участок холста и вам трудно соотнести его содержание с целым.
Отходите чаще от работы, чтобы охватить взглядом всю живопись разом.
Если отойти не удается, воспользуйтесь перевернутым театральным биноклем или дверным глазком.


1406992517_02 (700x491, 50Kb)

Подмалевок с притензиями на живопись.
Начинается уточнение рисунка, идет поиск общих отношений цветовых пятен.
Ищите разницу цветовых пятен, а не просто цвет груши или тряпки.


1406992580_03 (700x472, 48Kb)

Главное, что нужно понять, пишется все сразу.
Нельзя прописать в деталях грушу, чтобы потом перейти к гранатам.
Эта стадия живописи ждет своего продолжения, но и в такой законченности работа должна выглядеть цельной.



1406992635_04 (700x441, 54Kb)

Фрагмент натюрморта
Не увлекайтесь рисованием контуров.
Общая сдержанная тональность ждет своих заключительных ударов светом.


3291865_P1070197A (700x479, 251Kb)

3291865_P1070197Afr (700x574, 334Kb)



1406992686_05 (700x465, 54Kb)

1406993252_a06 (700x462, 62Kb)/3291865_ (700x484, 285Kb)

1406993341_07 (700x601, 258Kb)/3291865_S07 (700x584, 343Kb)

В конце сеанса на палитре остается много неиспользованной краски,
которую приходится счищать мастихином с болью в сердце, иначе она присохнет к дереву.

Чтобы жадность вас не задушила, начните новый блиц-этюд на выброс.
Он займет две-три минуты за которые вы все переврете в цвете,
но краска закончится с пользой, как и ваши первоначальные страхи.
И еще не факт, что живописный экспромт уступит основной работе.
Письмо за один сеанс пастозными мазками (обычно без растворителя) по сырому без подмалевка называют А-ля Прима.



Если вы впервые начинаете заниматься, постарайтесь понять, почему учебная живопись не беспокоится о гладкости.
Не приняв на веру учебную методику школы, зря потратите время.
Разумеется, если вы не готовитесь сдавать вступительные экзамены, вам повезло, занимайтесь свободным творчеством.


Реклама