Врать, так врать!

by Рахман Файзулович

Врать, так врать!

Первое время, я наивно полагал, что мои опытные соседи по мольберту  действительно видят в натюрморте всё то, что у них отображено на бумаге. А на бумаге у них творилось такое разноцветье, о котором я и мечтать не мог. Моя природная честность, знавшая о существовании лживости в жизни, почему-то отказывалась подозревать во лжи искусство. Я стыдливо мучился от неспособности видеть то, что видели окружающие. Моя одержимость к «жизненной правде» доходила до абсурда. Представьте, какими глазами посмотрел на меня Марк, когда услышал, что та «полоска» за головой  натурщика (о которой он меня спрашивал) изображает филёнку на стене комнаты. Смех окружающих меня обескуражил, а  Марк только крякнул от неожиданности и прохрипел недовольно, а шо вы смеётесь, он единственный, кто взял её (сходство с женщиной-натурщицей), посмотрите на портрет. В холодном трамвае, потом в электричке меня трясло от возбуждения, я не мог ни на чём сосредоточиться. Впервые Марк меня похвалил!

Много позже мне открылась важная истина, — честность в искусстве это коварная вещь, это как честная с мужчиной женщина.


Разговор хочется подкрепить образцами не образцовой, а своей, будничной живописью прошлых лет.
Шаг смелый до наглости, и вынужденный, ибо из мировой практики ничего подходящего не нашёл.
3291865_Sbornik-2 (700x349, 187Kb)


3291865_Sbornik-1 (190x600, 81Kb)


3291865_Nabor-2 (158x600, 85Kb)


3291865_Nabor-1 (700x306, 150Kb)


Вернусь к тому, с чего начал, есть ли в натуре те цвета, которыми пичкают свои натюрморты живописцы?
Раскрою страшную тайну, ничего подобного в натуре нет, и это открытие сделано мною только после первых лет мытарств в студии! Можете пытать художников калёным железом, они не признаются в надувательстве. Что же теперь делать? Надо учиться правдоподобно врать. Знаю, как вы обрадуетесь, уж что-что, а врать-то нас не надо учить, тут мы все учёные. Как говорится, нашему теляти да…

Хочу сказать, самый искусный враль не б-н Мюнхаузен, а «безгрешный» (в смысле не виноватый ни в чём) фотоаппарат. Машина, в которую мы верим, как в Бога, лжёт безбожно, ужас в том, что и наше зрение не безгрешно, о чём я вас уже предупреждал (страница «Светотень»).

Известно, хочеш обмануть, вложи в правду чуть-чуть лжи.
Основные крупные цветовые пятна надо взять в более или менее точных отношениях, иначе передать «состояние» натуры не получится. Это тяжёлый труд. А дальше начинаются художества, каждый ученик городит свой огород. Это уже праздник для души.

Сделаю шаг в сторону, в сторону архитектурной отмывки или к проектной графике. Вот то, о чём мечтает каждый новичёк, нарисовать предмет со всеми его подробностями цветом аккуратно невидимыми мазками. И очень скоро добивается своего, рисует цветочки с тончайшими прожилками на невесомых лепестках. Да, в представлении обывателей, далёких от искусства, техническая графика и есть настоящее искусство. Хочется верить, что вы не спутаете её с искусством живописи, и тем более с учебной живописью.

3291865_Bytil-fr (700x538, 233Kb)

3291865_Bytilki_fr1 (700x526, 250Kb)

Верхняя бутылка, плод моих стараний до начала обучения живописи. Тот самый случай, когда вместо живописи идёт раскраска рисунка одной краской. В светах водичке больше, в тенях меньше. Аккуратно и… не правильно.

Второй фрагмент должен помочь вам понять принцип акварельного письма, при котором аккуратность, злейший враг живописи.


3291865_Bytilki_fr3 (563x600, 224Kb)

Не пишите учебный натюрморт в 1\\2 ватмана маленькой кисточкой, выбирайте упругую колонковую кисть размером с толщину пальца (лучше не мизинца, а большого) с острым кончиком. Такой кистью можно работать широкими заливками, а не только мазками. Достоинством акварели считается прозрачность и подвижность красочного слоя (это не гуашь), нежность цвета и оставленная на бумаге видимая импульсивность движения кисти. Предметы должны погрузиться в шелуху из мазков, плавать в акварельных заливках. Бутылка на верхнем фрагменте демонстрирует мёртвую раскраску, а не живопись.


3291865_Cvetochik (700x666, 390Kb)

Понятно, что миниатюрную акварельку делаем кистью поменьше. Повторяю, не закрашивайте большие ровные поверхности фона одним цветом, даже если вам кажется, что там нет цветовых оттенков. Притворитесь, что видите переливы цвета, обманите всех и себя тоже.


3291865_Vaska-1_fr-3 (700x671, 308Kb)

3291865_Vaska-1_fr-2 (448x600, 188Kb)

3291865_Vaska-1_fr-1 (700x483, 223Kb)

И вновь о фоне, о драпировках. Это получасовой акварельный набросок. Как видите, он писался без видимой натуги, без глубоких раздумий о вкусах покупателей. Фоном служит одноцветная драпировка. Постарайтесь освещённые и теневые места писать разными оттенками синего. Я обошёлся заливками, отказавшись от бисерной мельтишни мазков.


3291865_Kyvshin-1a_fr1 (700x542, 131Kb)

Фрагмент одного из первых учебных натюрмотртов даю для сравнения с предыдущими. Вы можете заметить явную застылость красочного слоя, отсутствие видимой жизни в действиях кисти. Это не значит, что работа плохая, акварель производит цельное впечатление, как по цвету, так и по форме.


3291865_Tulpani-A_fr2 (700x599, 309Kb)

Это фрагмент ещё более ранних моих опытов. Мне нравится лёгкость исполнения акварели, неброская тонкость цветовых оттенков. И, главное, у меня не было попытки сюсюкать детали формы.


3291865_Kartoshka-fr1 (700x582, 262Kb)

По собственному опыту знаю, что и вас когда-нибудь «достанут» эти чёртовы овощи в виде картошки и лука. У меня была задача выдержать общую цветовую тональность натюрморта, не увлекаясь проработкой фактуры и деталей. Не мусольте акварель, лучше начните заново.


3291865_K_chau-A_fr_1 (700x619, 362Kb)

Натюрморт писался за один присест на едином дыхании много позже всех. Фрагмент передаёт мой пыл, моё желание поскорее с ним покончить.


Желание понравиться публики сводит художников с ума. На Московском Арбате во времена разгулья уличных вернисажей активно шла торговля акварелями. Одну продали, на её месте появлялась точно такая же копия. И это не самый худший вариант, всё-таки копии ручной работы самого автора-коммерсанта. Хуже, когда иностранцам «впаривали» акварели с цветных принтеров. Это уже анекдот. Смотрю, как продавец виртуозно вынимает из рамки такой шедевр и угодливо поворачивает его изнанкой к покупателю, чтобы он видел просачившуюся сквозь бумагу акварель (искусственно нанесённую). Я вспомнил об этом, чтобы обратить ваше внимание на различия между учебным этюдом, и чистовой его обработкой в виде аккуратной выставочной копии с красивыми, чистых цветов, заливками, с изящными мазками кисти.
Давно замечено, в среде художников наибольшей ценностью пользуются не роскошные выставочные полотна, а скромные, невзрачные на вид, этюды с натуры. Профессионалу достаточно одного взгляда на этюд, чтобы понять с кем он имеет дело. Я хорошо помню тот азарт, с которым художники-студийцы на наших глазах хвастались друг перед другом, словно малые дети, своими свежими пейзажными этюдами. В то время я не мог понять, зачем хвастаться мазнёй, которую даже я могу написать? Сейчас скажу вам с гордостью, они были ассами в своём деле, с чистой искренней душой.

Подготовил фрагменты масляной живописи, их много, здесь лучше не показывать. Честно говоря, эта живопись не для начинающих, и не будем им морочить голову.

Помню, Пушкин жаловался, — забалтываюсь! — когда писал Онегина.
Заболтался и я. Трудно сразу сообразить, как вразумительно беседовать о ремесле, которое самим осваивалось по наитию, на ощюпь, о каких ещё правилах можно поведать с умной миной моему наивному и доверчивому читателю. В принципе, всё, о чём думаю я, как художник в процессе работы, описано в избытке. Читайте других, больше смотрите саму живопись (не мою) в деталях, и, конечно, работайте!


Кошмары живописи, так я назвал эти страницы. Ни один предмет обучения не причинял мне столько лет страданий из-за неуловимости истинного цвета, и ничего меня так не радовало из познанного, как точно найденный кусочек цвета. Какая глупость для не посвящённого, но не для нас с вами.


Реклама